Понедельник, 22 апреля 2024
Дом писателей в Лаврушинском переулке 17

Район Замоскворечья по праву считается заповедником купеческой Москвы. Кажется, что советская эпоха обошла этот район стороной. Но если отступить от привычных маршрутов, можно окунуться совсем в иную историю, главное действие которой происходило в 30-е годы XX века.

Дом под номером 17 в Лаврушинском переулке, прямо напротив Третьяковской галереи, на первый взгляд кажется мрачным и непривлекательным. Здание с черным мраморным крыльцом, разноуровневой крышей и рядом массивных балконов является, однако, одним из самых ярких примеров сталинской застройки. Москвичи знают его как Дом писателей, хотя до недавнего времени на его серых стенах не было даже мемориальной таблички.

Приказ о строительстве дома отдал сам Иосиф Сталин. Этому предшествовала встреча вождя с Максимом Горьким: тот поделился задумкой строительства целого писательского городка, с гостиницей, столовой, библиотекой. Дело было в 1932 году, а в 1934 году был создан Союз писателей СССР, объединивший 1500 литераторов. Как было прописано в Уставе, это должны были быть люди, «участвующие своим творчеством в борьбе за построение коммунизма, за социальный прогресс, за мир и дружбу между народами». Так литературная элита была поставлена на службу советскому государству, а вскоре ее представителям предстояло поселиться под одной крышей.

Дом писателей в Лаврушинском переулке

Дом строили по проекту архитектора И.Н. Николаева в 1935-37 годах в духе раннего сталинского ампира. Поиски единого стиля в советской архитектуре на тот момент еще продолжались, поэтому дом вобрал в себя ампирные, классические и конструктивистские черты. Одну из своих архитектурных задач он точно выполнил, – восьмиэтажное здание стало доминантой этой части Замоскворечья.

Изначально дом повторял очертания буквы «Г» и имел четыре подъезда, восемь этажей и 98 квартир разной планировки. После войны, все так же по приказу Сталина, был достроен еще один корпус с двумя подъездами – «привилегированный»: он был снабжен черной лестницей для прислуги и лифтом.

Список писателей, получивших здесь квартиры, не может не впечатлить: Борис Пастернак, Илья Эренбург, Агния Барто, Илья Ильф и Евгений Петров, Константин Паустовский, Михаил Пришвин, Вениамин Каверин, Юрий Олеша, Лев Кассиль… За прописку в Лаврушинском переулке шли нешуточные бои. Так, в воспоминаниях об Ильфе и Петрове можно найти забавный эпизод, когда за день до заселения к писателям приехал Валентин Катаев с документами и ключами и сказал, что нужно обязательно отдежурить в будущей квартире ночь, иначе есть риск ее самозахвата теми, кому она не досталось по закону. Благополучно вселившись в дом, Ильф пророчески заметил: «Отсюда уже никуда». В этих стенах писатель прожил до самой смерти.

Квартиры распределялись исходя из заслуг и значимости писателя – творцам покрупнее и жилье побольше. Помимо писателей, дом населяло множество критиков, один из которых, Осаф Литовский, немало насолил Булгакову. Так совпало, что писатель тоже стоял в очереди на квартиру в Лаврушинском, однако получил отказ. Позднее он отомстил и дому, и критику, выписав их в «Мастере и Маргарите». Именно дом в Лаврушинском стал знаменитым «Драмлитом», где проживал ненавистный Маргарите критик Латунский, сгубивший Мастера. С каким упоением Булгаков описывает погром, который учинила Маргарита в квартире Латунского!

Одно из стихотворений, начинающееся со строк «Дом высился, как каланча…» посвятил дому его самый знаменитый жилец, Борис Пастернак. Соседи, кстати, распускали о ней забавные слухи: что дома у него на стене висит огромнейший кинжал, и что поэта частенько можно увидеть на крыше. Действительно, квартира Пастернака находилась на верхнем этаже и имела выход на крышу. Валентин Катаев писал, что в войну на этой крыше Пастернак («ночью, без шапки, без галстука, с расстегнутым воротником сорочки…») героически боролся с зажигательными бомбами, засыпая их песком. Кстати, две из таких бомб разрушили пять квартир и половину флигеля, протаранив насквозь пять этажей. За время бомбежки пострадала также квартира Паустовского. Сам Пастернак, который, в отличие от многих писателей, не покинул дом во время войны, писал, что «все эти опасности и пугали, и опьяняли». Именно в этом доме был написан знаменитый роман «Доктор Живаго».

Дом писателей в Лаврушинском

Между жильцами, конечно же, наладилось живое общение. Юрий Олеша писал: «Целый ряд встреч. Первая, едва выйдя из дверей, – Пастернак. Тоже вышел из своих. В руках галоши…». Здешние обитатели жили особой, в чем-то привилегированной жизнью (в распоряжении писателей были собственные столовые, поликлиника, детский сад и прочие радости), общались друг с другом, ходили в гости, подписывали друг другу книги.

Комфорт и привилегии жильцов дома №17 в Лаврушинском многим обошлись дорого. Уже в 1937 году, когда квартиры в новопостроенном доме только раздавались, начались аресты, проверки и обыски. Как пишет дочь писателя Виктора Шкловского, чья квартира стала приютом многим репрессированным, в тех страшных условиях ценили и даже берегли «вычисленных стукачей»: «Одна наша соседка признавалась: “Да я там ничего плохого про вас не говорила”…». В 1948 году по делу о заговоре военных арестовали знаменитую певицу Лидию Русланову, чьим голосом заслушивалась вся страна и о несметных богатствах которой ходили легенды.

Среди других грустных историй, связанных с историей дома, – горе Агнии Барто, на чьих детских книжках выросло не одно поколение: поэтесса трагически потеряла здесь сына, который, катаясь по переулку на велосипеде, попал под колеса выехавшего из-за угла грузовика.

Из комичного часто вспоминают Юрия Олешу, который нередко попадал в забавные истории и становился предметом обсуждения соседей. В частности, он частенько наведывался выпить в коммерческий буфет Третьяковки, открывшийся во время войны (в результате знаменитая галерея приобрела дурную славу, став символом нетрезвости и разгульной жизни).

Дом писателей

Став одним из символов мрачного сталинского времени, дом 17 сейчас мирно сосуществует с постройками разных эпох. Если зайти в его двор, то в углу (который носит говорящее название Ордынский тупик) можно увидеть будто припрятанные от чужих глаз палаты конца XVII века. А в тихом сквере с фасада в Лаврушинском можно увидеть небольшой, но милый Фонтан искусств, построенный в честь 150-летия Третьяковки, и кофейню неподалеку. Мало кто из ее посетителей знает, какие истории скрывает тяжелый фасад и черное парадное крыльцо. Лишь год назад на стене дома появилась скромная табличка, возвещаюшая о том, что в этих стенах проживали многие замечательные писатели своей страны.

Дом писателей на карте Москвы

Адрес

город Москва, Лаврушинский переулок, дом 17с2

Ближайшие станции метро

  • Третьяковская
  • Полянка
Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2024 Travel2Moscow