Вторник, 28 мая 2024
Все дворянские гнезда старой Москвы

Прогуляемся по Кривому Колену и другим непрямым переулкам между Покровкой и Мясницкой. Эти кривые переулки могут похвастаться не только сохранившимися средневековыми палатами, дворянскими усадьбами и неоклассическими доходными домами, но и, что самое ценное, неспешной атмосферой давно ушедшей Москвы. Атмосферой, проявляющейся в деталях: изгиб особняка, старая кирпичная кладка, наличник XVII века…

Сейчас на пересечении Покровки с Потаповским переулком — сквер, а до 1935 года на этом месте возвышалась одна из самых красивых московских церквей, построенная в 1696—1699 годах предположительно по проекту архитектора Петра Потапова. Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Покровке была не только вертикальной доминантой всей округи, но и ключевым памятником Москвы, являлась драгоценным элементом своеобразного архитектурного ритма города. В 1922 году новое правительство переименовало Большой Успенский переулок в Потаповский в память о выдающемся зодчем, чье главное (может быть, единственное) творение через 13 лет варварски снесли.

Дом 12 по Потаповскому переулку, псевдоготический замок с очень компактной и ясной композицией, возвел в 1913 году архитектор Иван Кондратенко. Суровый серый доходный дом принадлежал семье Заварских, владевшей и соседним «небоскребом» начала века. Центром симметричной композиции служит портал, напоминающий вход в готический собор. Таких высоких домов отчетливо иностранного вида в патриархальном старомосковском переулке больше нет.

Пройдя через арку дома 12, мы оказываемся в средневековой Москве. Чудом уцелевшие палаты XVII века (Сверчков пер., 8) с сохранившимися сводчатыми подвалами XVI столетия принадлежали богатой купеческой семье Сверчковых, на чьи деньги как раз и была возведена церковь Успения на Покровке. В конце XVIII века в бывших купеческих хоромах размещался Каменный приказ, следивший за выполнением Генерального плана Москвы.

После страшного пожара 1812 года палаты Сверчковых обрели новых хозяев — Комиссию для строения Москвы — ту самую организацию, которая разрабатывала типовые проекты для купеческих, дворянских и общественных зданий. Именно благодаря архитекторам, привлеченным к восстановлению послевоенного города, Москва не потеряла своей самобытности — сохранила камерность дворов, кривизну переулков, малоэтажность застройки. Московское «барское» обаяние, как нигде в другом месте, сохранилось как раз в переулках между Покровкой и Мясницкой.

Один из лучших примеров послепожарной архитектуры — ампирная усадьба Головиных, древнего дворянского рода, ведущего происхождение от византийской аристократии. Усадебный ансамбль по Потаповскому, 8/12, сохранился практически полностью. Парадный фасад главного дома, украшенный коринфским портиком, ворота со встроенными в ниши колонками воссоздают атмосферу барской Москвы первой половины XIX века. Варвара Головина в подвале своего особняка давала приют странникам.

Ампирная усадьба Головиных в Москве

Сейчас в бывшем пристанище богомольных старушек размещается клуб «Проект О.Г.И.» — заведение с первым ночным книжным магазином, недорогой едой и рок-концертами. «О.Г.И.», недавно отпраздновавший свое десятилетие, вошел в историю Москвы, стал ее культурным явлением, образцом для многих подобных демократичных и атмосферных мест. В связи с повсеместной проверкой противопожарной безопасности, начавшейся после пермской трагедии, клуб на неопределенное время закрыт.

Длинный, изгибающийся вместе с Потаповским переулком дом 6 имеет по-московски запутанную историю со сменой владельцев и внешнего вида на протяжении XVII—XX веков. Здесь проживали купцы Гурьевы и Золотарёвы, размещались Женское патриотическое общество, сформированное после войны с Наполеоном, пансионы для мальчиков и девочек, в советский период — Первая трудовая артель парикмахеров «Вперед», полк народного ополчения и даже больница.

В последнее время старинный дом с сохранившимися пышными интерьерами середины XIX века был заселен в основном рабочими и эмигрантами из Средней Азии. 18 декабря прошлого года в бывшем купеческом особняке произошел пожар — закономерный конец длинной и красочной истории владения, занимающего ценную землю в центре города. Скорее всего, участь дома известна: его снесут, как сносят десятки подобных дореволюционных строений Москвы.

С архитектурной точки зрения не особенно примечательный дом 5 по Потаповскому переулку был возведен в 1890-х годах Иваном Червенко для кондитеров Абрикосовых — купцов первой гильдии, считавшихся щедрыми жертвователями средств церкви Успения на Покровке. Со второй половины XIX века Абрикосовым принадлежали уже упоминавшиеся палаты Сверчковых. Вместе с производством конфет, карамели и варенья росла и семья главных кондитеров страны: Агриппина Абрикосова, мать 22 детей, в 1889 году учредила родильный приют на Миусской улице, который в 1906-м был преобразован в родильный дом и сейчас носит ее имя.

Потаповский переулок пересекает не менее интересный и живописный Архангельский, названный так по знаменитой церкви Архангела Гавриила. Домовой храм петровского сановника Александра Меншикова был построен в 1701—1707 годах архитектором Иваном Зарудным. Барочная лепнина вместе с поражавшей современников высотой выделяли церковь среди прочих. Меншикова башня, как ее называли, на 3 метрапревышала колокольню Ивана Великого в Кремле. Эта «наглость» не могла остаться безнаказанной: в 1723 году в шпиль ударила молния. Церковь была отремонтирована лишь к 1779 году. Но до сих пор Меншикову башню можно увидеть из всех близлежащих переулков. В 1947 году храм был передан подворью Антиохийского патриархата. Сейчас настоятелем здесь служит архиепископ из Ливана.

Храм петровского сановника Александра Меншикова в Москве

Нельзя пройти мимо одноэтажных палат начала XVIII века по адресу: Архангельский переулок, дом 5, строение 4. В 1827 году это здание было выкуплено известной семьей дворян Лазаревых и передано армянской Крестовоздвиженской церкви, украшавшей Армянский переулок до 1939 года. В палатах жил архиепископ.

Доходный дом № 7 в Архангельском переулке возвели по проекту архитектора Бориса Великовского в 1913 году. Как до революции, так и после переворота, квартиру в этом доме снимал личный зубной врач Ленина латыш Павел Дауге. В 1910 году Борис Великовский спроектировал еще один доходный дом по адресу: Кривоколенный переулок, 9. Оба строения выполнены в неоклассическом стиле и украшены пузатыми симметричными эркерами.

Кривоколенный переулок плавно вытекает из Потаповского. Таких кривых переулков в Москве действительно немного. Хотя в разное время и Потаповский, и Архангельский назывались Кривыми, кривизна Кривоколенного уникальна: переулок 2 раза изгибается на 90 градусов и круто меняет свое направление. До революции в самом начале Кривоколенного, прямо у Мясницкой, располагался питейный дом «Кривое колено».

В Кривоколенном переулке выделяются два дома — дворянские усадьбы XVIII—XIX веков с сохранившимися элементами XVII века, находящиеся сейчас в преступно аварийном состоянии. Первый из них, дом 4, — усадьба Веневитиновых — построен во второй половине XVIII века. В этом особняке в 1805 году родился поэт Дмитрий Веневитинов, а в 1826-м Пушкин впервые читал трагедию «Борис Годунов». После нескольких лет запустения (с реальной перспективой сноса) усадьбу наконец-то начали реставрировать. А дом 10 — бывшая усадьба Голицыных — продолжает разрушаться. Днем вход в здание часто открыт: последние жильцы давно выехали. Невозможно остаться равнодушным, глядя на это разрушение, которое напоминает разве что гибель дворянских гнезд.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2024 Travel2Moscow